ПО ДИКИМ ЛЕСАМ ЗАБАЙКАЛЬЯ

Таинственная сень и прохлада дремучих лесов, необозримые степи, покрытые густой зеленой кроной разновеликих трав и полевых пахучих цветов, край купцов золотопромышленников и разбойников Забайкалья привлекают многих людей магической тягой к путешествиям по здешним заманчивым местам. Знаменитая Урюм река, где многие золотые прииски открывались по следам тайных хищников золотоискателей в таежных дебрях, наверное, не может не привлечь внимание туристов, искателей приключений и любителей своего края. В старину у сибиряков была такая пословица: «Золото поит, золото кормит, золото нагишом водит». Бывалые коренные забайкальцы утверждают, что для поиска золота, тут нужна просто удача, ведь и с лопатой в Забайкалье можно найти драгоценный металл в рыхлых речных отложениях между песком и глиной в серой гальке. В тенистых урюмских лесах, подальше от посторонних глаз искали свою удачу разные люди: и местные тунгусы, и беглые каторжане, простые бедные крестьяне, и просто фартовые люди. Их называли здесь раньше копачами. Но самое интересное то, что действительно очень часто на Урюме люди находили этот драгоценный металл. Да только найденный куш, как правило, не приносил им богатства, а просто растворялся в пьяных разгулах простодушных везунчиков. Когда строили железную дорогу в окрестностях по реке Белый Урюм, было обнаружено много хищнических выработок золота в виде всяких ям, канав с разбросанными лотками и инструментами. В таежных местностях встречали и человеческие останки, видимо заблудившихся или обессиленных от голода людей, искателей своей золотой жилы. Интригующе и то, что Урюм реку и Угрюм-реку в своем звучании названий отличает лишь одна буква «г». Хочется заметить, что книга по историческому роману В.Я. Шишкова, в которой испытание золотом и властью так ярко раскрыло душу русского человека, и где имя купца Прохора Громова гремело по всей непокорной реке, давно ищет ответ на вопрос, где же все это происходило на самом деле. Однажды в интернете обнародовали, что Иван Громов был некий иркутский купец и архангельский крестьянин, который торговал пушниной, костью мамонта и золотом на реке Лене. Наследницей его дела стала дочь Анна Ивановна. В других данных говорилось, что события этого романа происходили на реке Нижняя Тунгуска в Иркутской области. В Забайкалье же тоже есть золотоносные «Угрюмные реки», и называются они так по причине того, что отличаются бурным горным нравов, особенно в период дождей. Река Черный Урюм названа так из-за черного цвета воды ввиду особенностей местных грунтов, а Белый Урюм за белые песчаные берега. Хочется верить, что события романа «Угрюм-река» происходили именно здесь, ведь и в Забайкалье было предостаточно купцов с интересными судьбами похожими на историю как в этом замечательном романе.

В селе Урюм (от производного слова «ирим» переводится, как отрезки пересыхающей реки с проточной водой) сохранились полуразрушенные старых зданий золотарей, когда-то работающей здесь артели рабочих. Со слов местного библиотекаря называлась она «Пламя». Постройки эти были сделаны на месте бывших деревянных изб самых первых артелей в Урюме, еще тогда когда здесь и не было этого села даже в помине. По данным истории Забайкальского края открытием золотых урюмских месторождений занимался известный горный инженер, охотник и писатель Александр Александрович Черкасов. На реке Урюм он прожил 7 лет. Отработка золотой россыпи здесь была начата в 1865 году и велась по 1900 годы, но многие местные охотники знают и сегодня пути-дорожки к местным золотым жилкам в окрестностях Белого Урюма. В округе здешних лесов водятся волки, рыси, лисы, зайцы, косули, медведи. Из птиц встречается много глухарей, гусей и уток. Побеседовав на эту тему с некоторыми жителями маленького поселения, мы отправились на поиски достойного местечка для остановки на отдых в окрестностях не простой золотоносной речушки.

Когда мы, свернув с основной федеральной автотрассы «Амур» в направлении указателя с надписью «Урюм», подъезжали к крохотной деревеньке, то обратили внимание на величавые сказочные каменные утесы. Было бы трудно не заметить такую роскошную и одновременно суровую каменную красоту местной панорамы. На первом же отвороте к берегу реки одиноко стояла запыленная синяя иномарка, поджидая своих хозяев. По сельской гравийной дороге на всем пути в деревню мы не встретили ни одну машину. Закончив все свои дела в селе по поводу интересующих нас вопросов на тему достопримечательностей округи, мы отправились отыскивать нужный лесной съезд, к красивому месту горного массива. Эти истинные хозяева местности, словно затейливые каменные замки и пирамиды величаво стояли посреди каменного «моря» в гребнях неподвижных волн, отражаясь своей неповторимой красотой в зеркальной поверхности вод Белого Урюма. Золотистые блики от реки играли множеством солнечных зайчиков на отвесных скалах живописного урюмского местечка, очень похожего на Кавказский пейзаж. Перламутровые облака касались верхушек грозных каменных великанов, поросших редкими кудрявыми березками, дрожащих на ветру, могучими соснами и душистыми лиственницами. Радужные краски света в реке завораживали и притягивали взгляд к себе, лаская душу и слух неумолкающими голосами певчих птиц и исполнением до боли родного соло лесной кукушки. Уезжать отсюда совсем не хотелось, и мы решили остаться здесь на всю ночь. Расположившись по-хозяйски своим небольшим лагерем дикарей, никто из нас не рассчитывал на появление в этом красивом местечке еще каких-то людей. Ближе к вечеру по соседству с нами остановилась молодежная подвыпившая компания, но докончив глубокой ночью весь свой запас убойной артиллерии «любители природы» отвалили на отдых, восвояси. Летние ночи в Забайкалье чаще всего бывают очень прохладные. Спать никому не хотелось, поэтому мы сидели кружком вокруг пылающего огнем мангала, любуясь звездами и наслаждаясь тишиной летней ночи. Неожиданно из темноты вышел здоровенный неухоженный мужик, и направился уверенной походкой в нашу сторону. Старая несвежая одежда и небритость незнакомца говорили о человеке сами за себя.

- Пустите к огоньку погреться? Меня не боись, ребятки! Я тутошний, только живу, значит, где придется. Вот, отощал немного… Не угостите чем бог пошлёт? –

Мужчина без приглашения присел на траву поближе к костру. Сколько ему было лет, по внешнему виду определить было трудно, хриплый скрипучий голос незнакомца настораживал и особо не располагал к нему для радушной дружеской беседы.

- Не боись! Кто меня знает, Лешим кликают. Видать за то, что я всё больше по лесу шастаю, чем средь людей бываю. Да зла людям никому не делаю… Слышь? Чё, примолкли? Не ждали видать гостей в лесу ночью привечать? Не ждали… -

Звучно затянувшись, он прикурил свой бычок, изъятый из-за уха и широко улыбнувшись, в неровные щербатые зубы душевно протянул: «Хо-ро-ш-о-о!».

Предложив «чего бог послал», появившемуся из неоткуда, новому компаньону мы сидели в полном молчании. Человек явно был голоден, но ел не торопясь, молча и с удовольствием смакуя предложенную ему еду.

«Жуть как люблю сальце и шашлык! Я ведь не всегда был Лешим» – насытившись, заговорил ночной гость, разряжая обстановку выжидательной тишины и нашего любопытства к лесному отшельнику.

- Звали меня раньше Лехой, ведь я в своем прошлом то геологом был, все по тайге забайкальской шатался, удачи искал. Была у меня любимая девушка – Зойка. Беленькая вот такая же, как ты черноглазка была – обратился ко мне незнакомец.

- Глазища большие, черные бархатные как две ночки в омуте пушистых ресниц. Зайкой я ее называл, любил дюже очень, а она за друга моего замуж пошла, да через год при родах то, и умерла. Долго я не мог ее забыть, вот с тех пор и не заладилось у меня с бабами. Плюнул я тогда на всю свою непутевую жизнь и в леса подался. Живу бобылем тепереча, зимовье в лесу имею, да так видно и пропаду тут однажды. Вот ведь какая оказия со мной произошла, что свет белый мне без нее не мил стал, без Зойки, значит, моей! … Есть закурить, паря? -

Леха или Леший замолчал, закурил предложенную сигарету, и тяжко вздохнув, украдкой смахнул скупую мужскую слезу, потом после длинной паузы спросил:

- Вы то, сталось, не местные будете, так? Куда путь держите? Или ищите чё? Я ведь вас еще с утреца заприметил туточки, потому, как тоже люблю это место. Дышится здесь легко и душа, будто бы не болит за прошлое. –

- А ты, Леха хорошо знаешь эти места? Может, байки какие или охотничьи небылицы расскажешь? А, может, знаешь, как тут золото давным-давно обнаружили на Урюме, ведь ты в своем прошлом, как утверждаешь, был геологом? – полюбопытствовала я.

Ночной гость хитровато улыбнулся, почесал затылок, и неожиданно быстро разговорившись, совершенно бесхитростно рассказал нам некоторые, на мой взгляд, интереснейшие вещи.

Места здесь красивые, глухие, и потому люди тут ходят разные. Охотники промышляют зверя себе впрок, местные жители грибы, ягоду собирают, геологи разведку проводят, встречаются представители криминала, а есть и любители найти свой фарт ценного желтого металла. Прадед ночного собеседника был родом из этих мест из бывших каторжников с Нерчинских заводов, он то и говаривал, что золото в Забайкалье впервые обнаружил один крестьянин старообрядец с Урала – некий Ерофей. При строительстве своей избы на золотоносной реке, когда мужик рыл яму под сруб будущего жилища обнаружил он кварц с вкрапленными в него золотыми крошками и показал свою находку одному мастеру-серебрянику, который и подтвердил, что это были крупинки золота. На том месте впоследствии открыли рудник на Шахтаме. Здесь, по Чернышевскому району раньше жило много тунгусов. Они знали, где в этих местах были золотые жилы в дебрях, когда-то практически непроходимой тайги. Найденные самородки простаки иноверцы приносили к хорошо знакомым промысловикам или к скупщикам мехов на ярмарках. Купчишки, обласкав и с душой попотчевав нелегальных торговцев золотом, без особого труда выведывали у них тайну места находки и принимали их к себе на службу проводниками. Тунгусы, еще не наученные кривить душой, приводили охотников за золотом к тайным местам. Купцы тот час организовывали артели втихаря от властей, и в нарушение Приказа рудокопных дел Петра 1, вели свою добычу драгоценного металла. Россыпное золото представляет собой маленькие кусочки самородного металла в виде чешуек и зернышек в диаметре 1-10 мм, а иногда 2-3 см, которые называют уже самородками. Чаще всего эти месторождения представляют собой жилы белого кварца, в которых золото вкраплено зернами, чешуйками или прожилками. В начале прошлого века в этих окрестностях орудовало много частных хищников. Почуяв свое обнаружение военными казаками, они быстро скрывались, бросив свои балаганы, харчи и разные пожитки. Иногда в таких местах совершались даже убийства с целью ограбления золота. Ямы да канавы роют и сейчас охотники за россыпными месторождениями золота. Как бы в подтверждение его слов я вспомнила, что совсем недавно прочла в какой-то забайкальской газете, что 22 мая 2010 года у жителя Читы было изъято золото 5,7 кг высокопробного кустарного золота. За это скупщику «нелегального» золота грозит наказание до семи лет лишения свободы. Этого мужчину также подозревают еще и в убийстве двух людей – мужчины и женщины. Словно подслушав мои мысли, Леший спросил: «Вы то, случайно не интересуетесь золотыми местами, ребятки?»

- А ты, Леха, случайно, не из тех ли хищников, которые хорошо знают тропы, по которым выходят от своих шурфов копачи, с целью убить их и забрать даровое золотишко? Или, может, хочешь нам предложить драгоценного песочка? – спросила я со смехом у проницательного ночного гостя. Мужик хрипло посмеялся, а в ответ просто привел пример, как раньше на таких тропинках, которые назывались «тропы спиртоносов» подкарауливали «горбачей», что на себе носили спирт на продажу за золото, а возвращались из леса уже с дорогой ношей. Тут-то их и убивали «хищники»! А в наши дни орудуют жулики, которые предлагают богатенькому толстосуму показать путь к золотому месту. Уговаривают хозяина ехать туда на машине с работниками, которые будут бить шурфы. За хорошее денежное вознаграждение и спиртное в задаток приводит хитрец простаков к определенному месту, где по его убеждениям нужно проводить работы. Жадность к нелегальной и быстрой наживе изматывает обманутых людей тяжелой и срочной работой и в ночь, уставшие они крепко засыпают. Бывалый шельмец тогда скрывается, прихватив с собой еще и часть ценных хозяйских вещей. А для того, чтобы обидчики не догнали ловкача, он сливает большую часть бензина с машины. Перед глазами мне сразу встала синяя иномарка, стоящая на отвороте от сельской дороги в маленькое село Урюм. Незнакомец очень легко общался с нами, и интуиция отчего-то подсказывала мне, что внешний вид лесного бедолаги как-то не очень вяжется с внутренним миром представляющегося нам простака. Уж, скорее всего это был мир совсем не простого Лешего. От чего же бежит этот человек и чего ищет он в этих лесах покрытых тайнами северного края? Этот странный человек так достойно, точно настоящий ценитель истории края, или последний влюбленный романтик рассказывал нам о том, как в недалеком прошлом проводили тут тунгусы магический ритуал. И по рассказам бродяги «геолога», местные аборигены в былые времена в месте у сливания двух рек Белый Урюм и Ундурга поднимались в полном молчании на самую высокую точку каменных великанов, подальше от людских глаз и жилищ. На восходе солнца разжигали эвенки костры, для того чтобы в тлеющих углях, как только их осветит первый луч солнца, можно было разглядеть путь своего сородича ушедшего из жизни. Так они пытались узнать его перевоплощение в ином мире в другую сущность, ведь все тунгусы считали, что люди не умирают, а просто растворяются в природе, уходя в другой мир.

Ближе к рассвету Леший заторопился в дорогу, и, сославшись на то, что хорошие гости когда-то уходят, поблагодарив за хлеб-соль, бродяга быстро скрылся в лучах восходящего солнца также непредсказуемо как и появился ночью из кромешной тьмы душистого леса. Пробыв еще день до самого вечера на красивейшем месте на берегу Белого Урюма, сделав множество замечательных снимков и засняв на камеру живописные места Урюмских красот, мы засобирались в путь. Следующим местом нашего запланированного путешествия должен был стать Ульякан, где среди тенистого смешанного леса находился, по нашим сведениям, лечебный минеральный источник. Два дня проведенных среди красот Урюмской чарующей панорамы стали нам как бальзам на наши души. Набрав с собой больших полосатых речных ракушек, диковинных коряжек для поделок дома, умиротворенные всем тем, что здесь увидели и узнали, мы покатили по гравийной дороге к федеральной автостраде. Каково же было наше удивление, когда нам на глаза попала всё та же одинокая иномарка, бесхозно стоящая на прежнем месте. Остановившись, мы решили обследовать её. Дверцы синей красавицы были закрыты, одной передней фары не было. На наши призывные окрики никто в лесу не отозвался. Ничего вызывающего подозрение на случившуюся беду вокруг придорожного места мы не обнаружили, но судя по накопившемуся лесному мусору на крыше машины и приподнявшейся траве на следе ее движения можно было с уверенностью сказать, что стоит эта сиротина тут уже давно. Что же могло произойти здесь, ведь машина оставалась без своего хозяина уже несколько суток? Дождавшись проходящего мимо нас Уазика, следовавшего в село Урюм, мы передали сведения о своей находке его водителю. Времени для обустройства на очередной ночлег, но уже в окрестностях Ульякана, у нас оставалось в обрез, и мы тронулись в путь, увозя с собой неразгаданную тайну событий Урюмского приключения, красоту диковинных гор и отвесных скал на берегу золотоносного Белого Урюма, а ещё непреодолимое желание приехать сюда когда-нибудь еще раз.

Послесловие:

Дома, хорошо покопавшись в книгах по топонимике забайкальского краеведа В.Ф. Балабанова, я нашла перевод реки Ундурга. Писатель утверждает, что бурятское слово «ундер» переводится, как высокая гора, а река Ундурга – это река, текущая с величественной горы. Тунгусское же слово «ундур» напрямую связано с религиозными обрядами коренных жителей Забайкалья.

urym reka

Каменные «волны» скальных окрестностей за территорией села Урюм Чернышевского района.

urum

3.jpg

Словно дремлющие каменные боги умиротворенно покоится на высоте под небесами Урюма.

4.jpg

Урюмские закаты это элегия, это поэма.

Берег Белого Урюма. Чернышевский район.

5.jpg

Отвесная скала над Белым Урюмом.

Золотистая вода в реке Урюма всегда производит огромное впечатление на любого человека, она как живая. Она убегает, вздрагивает от прикосновения к ней ветра и, наконец, просто движется. Явления воды очень разные, ведь у неё свои законы. Но как все живо и зелено вокруг её вод!

6.jpg

Берег Белого Урюма.

Все краски цвета на закате золотоносной горной реки восхищают своей неповторимой красотой. Хочу немного дополнить свое повествование по поводу названия реки Урюм. На Руси охотники и рыбаки лес и кусты, растущие около рек, которые заливаются весной водой, называют, иногда урёмою. Именно где протекают быстрые и немноговодные реки, на берегах которых растет березняк, осинки и много всяких кустарников, такие местности называют урёмой. Может быть, именно эти наблюдение имели ввиду русские люди, давшие название реке Урюм, от производного урёма?

7.jpg

Разваливающиеся здания артелей золотарей. Село Урюм Чернышевского района.

8.jpg

Величие и красота горной местности с. Урюм никого не могут оставить равнодушными.

Июнь 2010 года. Малахова Ольга Анатольевна.

НАЗАД В РАЗДЕЛ