Главная » Статьи » ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЧЕРНЫШЕВСКОЙ

Храбрость – богом разрешённая дерзость

Светлой памяти Виктора Широких посвящается

Храбрость – богом разрешённая дерзость


Приезжая на выходные к родителям в Укурей, Светлана видела, что в последнее время они заметно сдали, постарели. Особенно мама, Тамара Анатольевна. Отец, Валентин Сергеевич, старался держаться, но Светлана видела, как ему тяжело. Причины их состояния Светлана понимала.  Её младший брат  Виктор находился в составе подразделений специального назначения в Афганистане. Об участии военнослужащих армейского спецназа в военных действиях да и вообще о происходящих там событиях мало что было известно. Родные ребят, проходивших службу в Афгане, знали, что их сыновья, братья, племянники, внуки, любимые, мужья выполняют интернациональный долг.  В средствах массовых информаций скупо говорили и писали об афганских событиях. В армейской передаче "Служу Советскому Союзу” на первом канале телевидения показывали  репортажи с мест военных действий, но они не рассказывали правды о действительном положении дел, все больше говорили о победах над душманами. Война в чужой и непонятной стране затягивалась. В Забайкалье из Афганистана стали приходить грузы под кодовым названием «200». В оцинкованных гробах привозили девятнадцатилетних-двадцатилетних мальчишек. Скажите, какая мать, какой отец могут, спокойно спать, жить, зная, что гибнут их дети?!


Особенно изменились родители Светланы после того, как Виктор приехал сопровождать гроб с телом своего однополчанина – читинца Михаила Калинина, погибшего при выполнении боевого задания. После похорон Миши Виктору дали увольнительную, и он приехал к родителям в Укурей. Родные не узнавали его. Повзрослел, возмужал, но от былой мягкости, улыбчивости не осталось и следа. Стал он молчалив и замкнут. Тамара Анатольевна слышала, как ворочается в постели её младшенький, подходила к нему:

- Не спится, сынок?

- Не спится, мама. Перед глазами Мишка. Хороший был пацан, смелый. Хотел жить долго. Ведь ему было всего девятнадцать…

И гладила Тамара Анатольевна своего Витюшу по голове, словно он маленький, и просила у Господа, чтобы её сыночек вернулся с Афгана живым, по щекам её текли непрошенные слезы.

- Что ты, мама? Не плачь. Я вернусь целым и невредимым. Вот увидишь, мама, - говорил Виктор, будто слышал молчаливые мольбы матери.

А потом вернулся в Афган. В душе Тамары Анатольевны поселился страх за сына, за его друзей. Она гнала страшные мысли прочь, но всё чаще в Читинскую область на военных самолетах стали доставлять груз, именуемый грузом «200». Всё знали, что это за груз.

Только в 1982 году в Читинскую область в оцинкованных гробах вернулись домой девять спецназовцев. Среди них и наш земляк Виктор Валентинович Широких.

«Груз двести», «груз триста» - и так каждый день.

Идут телеграммы,

Иссохлись, состарились, стали как тень,

Наши отцы и мамы.

Мы тоже устали в грязи и боях,

Хотим чистоты и покоя.

А нас отправляют отсюда в гробах,

По двое, по трое.

Родные Виктора жили его письмами и ждали его возвращения.

О тяжелом ранении сына Тамара Анатольевна и Валентин Сергеевич узнали случайно, хотя в Чернышевский  райвоенкомат из Ташкента дважды приходили телеграммы, которые сообщали, что рядовой Виктор Валентинович Широких находится в госпитале, но  по какой-то причине адрес родителей не находили. О второй телеграмме каким-то образом узнали в Укурее и сказали родителям Виктора. Не мешкая, Широких собрались в дальний путь. Вместе с родителями полетела в Ташкент и сестра Виктора – Светлана.

Ташкент образца 1982 года. Шумный, разноязыкий, пёстрый.  Но в воздухе витает необъяснимое напряжение. Его осязаешь, чувствуешь. О встрече с братом рассказывает старшая сестра Светлана Валентиновна Зайцева:

- В палате вместе с Виктором лежали другие бойцы. К моменту нашего приезда брат перенес три операции. Доктора охарактеризовали его состояние, как «стабильно тяжёлое». Он узнал нас, но говорить не мог. По щекам его потекли слезы. Мы еле сдерживались, старались при нем не плакать. Я оставалась с Виктором на ночь (Светлана – медицинский работник – прим. автора). Однажды у него поднялась температура под 40. Я бросилась к врачам. Под утро температура немного спала, Витя открыл глаза.

- Ты узнаешь меня? – спросила его - ресницы его дрогнули. - Узнал! – обрадовалась я.

В палате стоны, несвязное бормотание. На соседней от Вити кровати лежал раненный в спину мальчишка, он всё просил медсестру:

- Сестричка, дай закурить.

- Не положено.

Медперсонал, в основном, был из местных. Родители уходили на ночь к женщине, которая приютила нас, а я, как уже сказала, оставалась с ним. Его молодой организм мужественно боролся за жизнь, и я была уверена, что он победит… Ночи в госпитале тревожные. Не спалось. Я подходила к окну и видела в тусклом свете больничных фонарей, как из машин, пришедших с аэродрома, выносят на носилках раненых. Каждую ночь в госпитальный двор заходили машины.

Врачи стали готовить Виктора к четвертой операции. Мама нам с отцом сказала:

- Возвращайтесь  домой. Я останусь. Дай бог, приедем вместе с Витей. И мы вернулись, а мама осталась в Ташкенте.

…Вместе не получилось. Виктор не выдержал четвертой операции и умер на глазах Тамары Анатольевны. Возвращались в родной Укурей порознь. Тело Виктора оставили в госпитале, пока не будут соблюдены необходимые формальности. Младший из детей Широких, как и его однополчанин Михаил Калинин, вернулся домой грузом «200». Не стало на свете ещё одного светлого душой парня, которому жить да бы жить…

- В школе Витю некоторые из друзей называли «Мичуриным» за любовь его ко всяким растениям. Маме помогал поливать огород, чистить сорняки, радовался, когда в палисаднике расцветали цветы. Одной из любимых песен брата была «Смуглянка». Он часто напевал её. Свободное время проводил в обществе знакомых девчонок и ребят. Влюбиться серьезно Витя не успел, - рассказывает Светлана Валентиновна. – Спокойным был, ласковым. Мы относились к нему с глубокой нежностью, словно чувствовали, какие испытания ждут его впереди.

Давайте заглянем в Книгу памяти (том 4) Российской Федерации, изданной в Москве в 2007 году, которая называется «В часть не вернулся…». Главы в Книгах памяти расположены в соответствии с гибелью воинов. Приведу данные из статьи «1982 год», опубликованной в томе 4, чтобы вы, уважаемые читатели, имели представление о том, каким был этот год.

«Народ в своей массе не воспринимал реформ, проводимых Народно-демократической партией Афганистана (НДПА), и власть центра держалась только в тех местах, где оставались воинские гарнизоны.

Почти все боевые действия советские войска вели совместно с афганскими частями. Плановые боевые операции были, как правило, широкомасштабными, относительно продолжительными по времени, в них участвовало большое количество войск. Всего в годы пребывания в Афганистане наши войска действовали в 416 плановых операциях.

В 1982 году были проведены операции, которые можно было бы занести в летопись афганской войны.

В конце января-февраля разгромлены формирования оппозиции в широкой долине – зелёной зоне Джабаль – Уссарадж, Чарикар, Махмудраки. В этой зоне действовали группировки ИПА (Исламская партия Афганистана). Они постоянно обстреливали аэродром Баграм, гарнизоны и здания органов власти, грабили мирный транспорт, совершали диверсии против советских сторожевых застав и колонн. Наличие крупной группировки ИПА вблизи столицы оказывало дестабилизирующее влияние на Кабул.

К исходу 25 января наши подразделения внезапно для врага блокировали район. Сотрудниками МВД и МГБ Афганистана были организованы фильтрационные пункты.

В последующие дни кольцо окружения сжималось, оказывающие сопротивление группы мятежников уничтожались.

5 февраля операции по прочесыванию местности были завершены. Противник понес большие потери. Обстановка в провинциях Кабул, Парван и Каписа значительно улучшилась, что положительно повлияло на ситуацию в столице и на магистрали Хайратон – Кабул.

Самыми известными были шесть операций в Панджшере.

В апреле-мае 1982 года был проведен так называемый «второй Панджшер» - самая громкая операция за всю историю Афганской войны.

Долина реки Панджшер – один из самых сложных в географическом отношении районов ДРА. Она протянулась на 70 км в длину при ширине 12 км вплоть до пакистанской  границы.

Имеет огромное количество пещер, нор, ущелий, перевалов, господствующих высот, проходов, прилегающих к основной долине и дающих свободный выход в различные районы и на основную магистраль, соединяющую Кабул с Советским Союзом через перевал Саланг.

Именно поэтому Панджшер, к тому же имеющий значительные богатства изумрудов, рубинов и лазуритов, и был избран для размещения так называемой Центральной партизанской базы Ахмад-Шаха. Он создал здесь хорошо оборудованную систему обороны, огня и управления мятежными силами, действующими на огромной жизненно важной территории.

Боевые действия начались в ночь на 16 мая 1982 года. Советские подразделения внезапно для противника захватили все господствующие высоты у входа в ущелье и на глубине до 10 км от входа в него. Затем начались высадки воздушного десанта, который расчленил всю группировку противника на четыре изолированные части. На соединение с десантом в пешем порядке по высотам справа и слева от ущелья и на боевой технике по его дну двинулись советские и афганские батальоны. В ходе боевых действий было уничтожено и захвачено 203 огневых сооружения, 25 минометов, 120 крупногабаритных пулеметов, около 30 складов с оружием и боеприпасами, взорвано около 100 пещер, приспособленных под оборону.

Однако руководству Афганистана не удалось использовать успехи войск, и через некоторое время лидеры оппозиции восстановили свое влияние в освобожденных районах.

Расширялась война, рос счет жертвам и с нашей, и с афганской стороны. Так, за 1982 год погибло 1948 человек, в том числе 1623 – боевые потери. В числе погибших 76 спецназовцев.

Разница в общих потерях и боевых объясняется тем, что люди гибли не только в бою, но и от болезней, от неосторожного обращения с оружием, от несчастных случаев. Так, в ноябре 1982 года произошла трагедия в туннеле Саланг, когда от угара погибли 64 советских и 112 афганских военнослужащих. Война продолжала свой трагический счёт.

Вернусь к рассказу о Викторе Широких. Обычная судьба, как и у тысячи его сверстников: родился, ходил в детский сад, школу, работал, был призван в армию. И с этого момента нельзя назвать судьбу юноши обычной. С октября 1981 года Виктор Широких, которого друзья незлобиво называли «Мичуриным» за любовь к школьному предмету – ботанике, а его мама Тамара Анатольевна ласково называла его «мой младшенький», служил в Афганистане разведчиком – пулемётчиком в отдельном отряде специального назначения.

21 февраля 1982 года Виктор был тяжело ранен в бою и 10 апреля 1982 года скончался в госпитале. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно).

Похоронен на малой родине – в селе Укурей.

-Витя был очень похож на маму, - говорит Светлана Валентиновна. – Мы с братом Сергеем выдались в отца, а вот Витя смуглый, как мама. Говорят, сыновья, похожие на матерей, счастливые… Но судьба у брата оказалась трагичной.

"Это было где-то 23-25 марта 1982 года, - написала Тамара Анатольевна в Книгу памяти, - Я  оставалась с ним до самой смерти. Витя был тяжело ранен в голову.

Умер он 10 апреля 1982 года. Что-либо узнать от него было нельзя, он не говорил…, не мог он ничего сказать, а только слегка кивал головой, показывал, что всё понимает. Представляете моё состояние, когда сын умирает на глазах у меня, и я, мать, не в силах ему помочь….»

Нет в живых ни Тамары Анатольевны, ни Валентина Сергеевича – родителей Виктора. Недолго прожили они после его гибели. Не выдержав потрясения, первым ушёл отец, за ним мать.

О том, что предшествовало всему этому, о последнем бое рассказали его сослуживцы.

«21 февраля при блокировании кишлака Виктор командовал отделением. Под его руководством, действуя умело и решительно, воины пресекли все попытки противника прорваться на участке отделения. Виктор лично вывел из строя нескольких мятежников, но и сам был тяжело ранен. Долго лежал он на поле боя; не могли наши ребята из-за постоянной стрельбы духов подобрать товарища и доставить его в санчасть. Бой длился несколько часов.

Сослуживцы были немногословны. Только часто повторяли: «Мать, Витька был парень что надо». А еще боевые друзья Виктора Широких рассказали его родным, о том, что он был храбрым.

Где-то я прочитала, что храбрость – богом разрешённая дерзость.                                                               Любовь Шемелина.

на снимке: В.В.Широких в Афганистане.

На групповом фото:

В.В.Широких первый слева в нижнем ряду.

P.S. Автор благодарит С.В.Зайцеву за помощь в подготовке публикации.

Категория: ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЧЕРНЫШЕВСКОЙ | Добавил: chernyshevsk (19.02.2014)
Просмотров: 218 | Рейтинг: 0.0/0